Путь без иллюзий. Школа В. Каргополова

Отзыв Андрея В. (zagrebnoy)

10 февраля 2018 г.

Оригинальный отзыв на форуме.


Йогой я впервые заинтересовался в начале 70-х годов, когда жил в Ленинграде. В то время учение было под запретом. Книг по йоге практически не было. Отец где-то достал копию самиздатовской книги и дал мне её почитать, предупредив шёпотом, чтобы я о ней никому не рассказывал, иначе у него могут быть неприятности на работе. Книга вызвала восторг. Это был глоток чистого воздуха.

После этого мне посчастливилось посмотреть нашумевший в те давние времена документальный фильм Альмара Серебреникова «Индийские йоги, кто они?». Фильм был воспринят с большим интересом. Очень хотелось познакомиться с учением поближе. Этот интерес остался на долгие годы, но к практическим занятиям я приступил намного позже.

Зачем так подробно об этом пишу? Дело в том, что в наши дни, когда информации о восточных практиках стало с избытком, многие люди начали относиться к ней без должного внимания и уважения.

Прошло время, отзвенела перестройка…

На рынок хлынули огромные потоки информации о йоге, цигун и других учениях. Конечно, многие книги читал запоем, пытаясь найти достойную методику для практических занятий. Во всём этом изобилии хотелось найти целостную систему, изложенную внятным языком, по которой можно было бы систематически заниматься. Это оказалось весьма сложной задачей. С такой системой мне удалось познакомиться, когда я впервые пришёл на практические занятия к Владимиру Михайловичу.

Таким образом, мой путь от теории к практике занял больше двадцати лет. Теперь вы можете представить, какой невероятной удачей я считал начало своей практики.

По системе Владимира Михайловича я начал заниматься с 1995 года. В то время, поскольку замечательной книги «Путь без иллюзий» ещё не было, ученики нашей школы осваивали методику занятий по материалам немногочисленных (к нашему сожалению) лекций, и, конечно же, практических занятий. Мы, ученики, с большим нетерпением ждали выхода в свет книги, на написание которой у автора ушло много лет. Это был огромный труд, в который Владимир Михайлович вложил душу. В книге отражается колоссальный практический опыт автора. Этот опыт состоит из трёх частей:

  • личный опыт энерго-медитативной практики (более, чем тридцатилетний!) самого руководителя школы;
  • совокупного опыта старейших учеников школы;
  • теоретического переосмысления автором очень богатого и плодотворного древа восточных практик.

С чего обычно начинает свой поиск интересующийся йогой человек? Конечно же, с поиска упражнений и методических рекомендаций по их выполнению. Далеко не каждый ученик задаётся вопросами о том, каким образом те или иные упражнения должны быть организованы в систему (т. е. об общих принципах формирования системы упражнений) и все ли упражнения можно делать лично ему (будут ли они полезны или вредны исходя из особенностей энергосистемы конкретного человека).

Возможно, кому-то эти вопросы покажутся лишними, надуманными, не стоящими пристального внимания. Но, имея более чем двадцатилетний опыт практических занятий, могу со всей ответственностью заявить, что эти вопросы далеко не праздные, и требуют к себе исключительно серьёзного отношения!

Более того, я сам, к сожалению, довольно долго недооценивал их важность (сам виноват, был предупреждён, читал об этом в книге). Теперь в моём арсенале есть не только положительные результаты от занятий, но и очень неприятный отрицательный опыт.

Попробуйте задать тому или иному ученику вопрос о том, почему он решил включить в свою систему занятий какое-либо определённое упражнение. Чаще всего мы будем сталкиваться с удивлением, недоумением практикующего и ответом что-то типа этого: «Мне это упражнение нравится, оно мне даёт силу, заряжает энергией, бодростью и т. д.».

А разве нам не приходилось слышать истории, связанные с трагической судьбой некоторых практикующих занятия йогой людей? Человек много практиковал, всё было прекрасно, до поры до времени, но потом что-то пошло не так… В общем, оказался он, что называется, у разбитого корыта.

Поэтому любой начинающий практиковать ученик имеет полное право получить ясные и исчерпывающие ответы на следующие вопросы:

  • каковы общие принципы формирования системы упражнений;
  • насколько сама система согласована внутри самой себя;
  • какие упражнения лично ему делать необходимо, а от каких категорически отказаться;
  • что делать, если по каким-либо причинам возникает дисбаланс в практике.

Давайте честно попробуем ответить на вопрос: многие ли книги по йоге, тайцзицюань, цигун отвечают на поставленные выше вопросы?

Лично для меня счастливой находкой в этом плане является книга «Путь без иллюзий». И это вовсе не преувеличение. Ведь мне пришлось самому столкнуться с теми подводными камнями в практике, о которых предупредил в своей книге Владимир Михайлович! Причём, об этих опасностях я прекрасно знал, но упрямо их игнорировал. Как стыдно!

К счастью, столкнувшись с серьёзными проблемами в своей практике, я вернулся к тем принципам построения системы занятий о которых пишет Владимир Михайлович. В общем, работаю над ошибками. Даже представить себе не могу, что было бы, если бы у меня не было под рукой методики практических занятий, изложенной в книге.

* * *

Описанный ниже опыт получен много лет назад, в результате практических занятий больших объёмов. Сейчас у меня есть ясное понимание того факта, что мой акцент на развитие энергетической составляющей энергосистемы (и без того сильной) был ошибкой. Как минимум, при такой работе, нужно было уделять очень значительное внимание медитации-самонаблюдению, а при невозможности выделить время для этого — сократить время столбового стояния в пользу данной медитации.

С большой осторожностью отношусь к описанию своего опыта. Больше всего опасаюсь, что этот опыт будет воспринят в качестве попытки покрасоваться, самоутвердиться. Пришлось очень долго сомневаться, стоит ли вообще об этом писать. Слишком много в этом не поддающегося рациональному объяснению.

Решился на это исходя из следующих соображений:

  • нечто похожее можно встретить в материалах нашего сайта (как бы там ни было, я в хорошей компании);
  • этот опыт может быть подтверждением того, что методика, изложенная в книге, опирающаяся на многовековой опыт восточных практик работает, да ещё как мощно работает (работали бы только мы, ученики!);
  • несмотря на то, что сам я сейчас отношусь к этому опыту очень сдержанно, спокойно, с великой осторожностью смею предположить, что этот опыт может оказаться хоть в какой-нибудь малой степени полезным.

Должен сразу же заметить, что практики, направленные на развитие энергетической составляющей энергосистемы давались мне чрезвычайно легко. Занятия шли плодотворно и не встречались ни с какими препятствиями. Занятия в группе прекрасно дополнялись полноценными по объёму домашними занятиями.

В определённый период моей жизни сложилась такая ситуация, когда я получил возможность на протяжении нескольких месяцев свободно распоряжаться своим временем. Конечно же, эта возможность была мной использована. Практика стала на это время центральным звеном моей жизни.

Практиковать стал с нарастанием объёмов, доведя общий объём ежедневных занятий примерно до 5 часов. Главное внимание уделял при этом столбовому стоянию для даосского круга — не менее трёх часов в день. Около одного часа сорока минут занимала практика полного дыхания даосского круга. Медитация-самонаблюдение занимала в среднем пятнадцать минут в день. Иногда и вовсе её пропускал.

С одной стороны — такие объёмы сильно выматывали. В середине дня клонило в сон и просто валило с ног, приходилось отдыхать около часа-полутора. После короткого сна — опять за занятия. С другой стороны — такой режим в итоге приводил к отличному энергетическому наполнению. Примерно десять часов уходило на выполнение обязанностей на работе. Должен заметить, что в иных условиях это могло бы занять не менее двадцати часов.

Столбовое стояние оказалось для меня исключительно эффективным упражнением. Примерно на сороковой минуте выполнения этого упражнения ноги начинали дрожать, всё тело вибрировало, наполняясь жгучей энергией, моя лёгкая хлопковая одежда становилась мокрой от пота, хоть выжимай, приходилось постоянно менять тренировочную одежду.

Сны стали очень яркими. Снилось, что я будто бы не иду по улице, а начинаю легко скользить, как на коньках. Затем возникало непреодолимое желание оторваться от земли и летать. Я легко отталкивался от земли принимал горизонтальное положение в воздухе и летел, как будто плыл над землёй. При этом было необыкновенное ощущение лёгкости, воздушности. После пробуждения ощущение лёгкости, наполненности энергией оставалось ещё некоторое время. После сна опять практика. Энергетическое наполнение возрастало день ото дня. Во время столбового стояния стали возникать сильнейшие вибрации во всём теле.

Занимался я в это время в комнате за закрытой дверью. Наша кошка Мики, мирно дремавшая в соседней комнате, спрыгивала с дивана (в тот момент, когда я чувствовал значительное усиление энергопотоков), подходила к закрытой двери и начинала проявлять большой интерес к происходящим событиям: пыталась заглянуть под дверь, старалась сделать подкоп под этой самой дверью, затем садилась напротив неё и терпеливо ждала до тех пор, пока не закончатся занятия. Когда практика заканчивалось, и я выходил из комнаты, кошка сидела напротив, с явно довольным видом и, похоже, с чувством хорошо выполненного долга (как будто это она сама практиковала).

Наконец настал день, который можно было бы назвать самым впечатляющим событием в моей жизни.

В то время мне нравилось петь мантры. Наиболее действенной для меня оказалась Гаятри-мантра.

У меня был выходной день. И без того объёмные ежедневные занятия было решено дополнить непрерывной, продолжающейся в течение всего дня, практикой. В этот день перерывы были только на приём пищи и туалет. Вечером, около полутора часов пел Гаятри–мантру. Почувствовал вдруг необыкновенную внутреннюю тишину и непрерывное нарастание какой-то необычной силы. Решил заварить белый чай. Попил чайку и перед продолжением практики немного посидел на диване, расслабившись.

Всё это время я ощущал нарастание неведомой для меня силы. Волны энергии огромной мощности стали накатывать и переполнять меня изнутри. Каждая последующая волна была сильнее предыдущей. Вдруг возникло ощущение внутреннего распирания. Никогда прежде с таким не сталкивался. (Наверное, так должен чувствовать себя футбольный мяч, когда его накачивают).

Затем возникло такое чувство, как будто захватывает дух. Это можно сравнить с детскими ощущениями катания на качелях, только тысячекратно усиленными. Это ощущение набирало мощь также непрерывно, сопровождаясь чувством какого-то немыслимого восторга. Эмоционально это воспринималось так, как будто передо мной открылась дверь в изумительно красивую бесконечность, наполненную неизъяснимыми тайнами.

Посидев немного на диване, я продолжил практику. Последним упражнением в этот день было полное дыхание даосского круга.

По мере выполнения практики и без того очень яркие переживания в значительной мере усилились. День закончился и я лёг спать. Наступило состояние между сном и бодрствованием. Вдруг я увидел ярчайший свет изумительной белизны. Свет изливался из огромной сияющей сферы. Я почувствовал немыслимое счастье, радость. Ощущение сердечной любви, благости переполняло меня. Из глаз ручьём хлынули слёзы. Грудь моя сотрясалась от рыданий. Но это было отражением какого–то благоговейного счастья. Этот сияющий свет нёс сердечную любовь. В то же самое время я ясно видел, что этой любовью–светом можно наполниться до краёв (возьми, сколько пожелаешь), но, будучи погружённым в этот свет, я не мог до конца открыться ему. Что-то внутри меня мешало этому. Неописуемый восторг от происходящего сопровождался глубочайшим отчаянием. Я чувствовал себя ничтожной былинкой, делающей тщетные попытки прикоснуться к океану мощного, сияющего ярчайшей белизной, света.

Иногда спрашиваю себя: что заставило меня интенсифицировать свою практику, упрямо двигаться по не совсем правильному пути (к дисбалансу)?

В первые годы занятий меня мучил, просто не давал покоя один вопрос: действительно ли при условии добросовестных каждодневных занятий можно достичь тех результатов, о которых так ярко пишут известные учителя восточных практик?

Примерно в это время мне посчастливилось прочитать книги Лу Куан Ю «Даосская йога. Алхимия и бессмертие» и «Секреты китайской медитации». Наибольший интерес у меня вызвала глава, в которой описывается личный опыт практических занятий автора («Секреты китайской медитации»).

Пример упорных людей вдохновлял. Кроме того, мне нужно было получить неоспоримые доказательства того, что удивительные результаты, полученные практикующими людьми, не являются плодами их богатой фантазии. Причём доказательства должны были быть для меня настолько ясными и очевидными, что для сомнений просто не могло бы оставаться места. Проверить это можно было только на собственном опыте. Поскольку занятия подобными практиками требуют от человека очень многого — вложения сил, большого количества времени и вообще изменения множества жизненных установок, да и самой жизни, то получение подобного опыта я считал важнейшей задачей. В общем, настроен был очень решительно, и решил «играть на все деньги».

Опыт был получен. Стало очевидно, что результаты, о которых пишут известные практики йоги и цигун не являются вымыслами.

Существование энергетических каналов, в реальность которых было очень трудно поверить на первых этапах занятий, нашло своё очень яркое подтверждение. Кстати, несколько позже, такие подтверждения, менее яркие, но вполне очевидные, я получал не одну тысячу раз, почти на каждом занятии. Думаю, то же самое, может написать каждый ученик нашей школы (практикующий ежедневно и в достаточных объёмах). Ощущение работы энергетических каналов стало обычной повседневностью. Конечно, необычный опыт вызвал бурю эмоций. Ведь это был целый мировоззренческий переворот. Для меня это значило очень многое. И прежде всего, то, что теперь можно спокойно заниматься, тратить своё время и силы на практику, прекрасно понимая, что всё это не сказки и не игра воображения. Конечно, некоторые сомнения у меня появились чуть позже, во время сильнейшего дисбаланса, в котором я виноват сам (об этом напишу позже). Но мой необычный опыт, который был описан ранее, стал играть роль источника вдохновения для дальнейшего продвижения вперёд.

Но вот что делать с самим опытом, и как к нему относиться я не имел ни малейшего представления. Стоит ли этим сильно гордиться или вообще забыть о нём было непонятно. Когда я вновь перечитываю некоторые книги по йоге и другим восточным практикам, то с усмешкой обнаруживаю, что ответы на вопрос относительно своего отношения к собственным успехам в них есть. Просто-напросто, когда я их раньше читал, моё внимание проскальзывало мимо этого немаловажного вопроса. Поэтому считаю своим долгом остановиться на нём более подробно.

Подлинное развитие требует огромных усилий и многолетней практики. Нет никаких оснований для практикующего гордиться промежуточными результатами своей практики, какими бы впечатляющими они бы ему не казались, Следует всегда помнить о том, что любые результаты всего лишь коротенькие полустанки на бесконечном пути нашего самосовершенствования.

Вот, что говорит Илья Дмитриевич Беляев о достижениях в практике и о своём отношении к этим достижениям:

«Это очень условное слово — мастерство, потому что сознание бесконечно, так же, как пространство, и достигнуть здесь какого-то уровня… Можно, конечно, говорить об уровнях озарения, откровения, постижения, но мне больше нравится слово «бесконечность» и понятие «бесконечность». Здесь нет конца в постижении бездны. У бесконечности нет пределов. Поэтому, как можно говорить о мастерстве? ... Мне очень нравится древнее определение йоги: «Йога — это непрерывная цепь усилий». Самопознание — это тоже непрерывная цепь усилий. Без внутренних усилий постичь эту тайну нельзя. ... Если вы считаете, что вы просветлены, вы безнадёжны [смеётся]. Я уже сказал о том, что сознание бесконечно и уровни осознанности также бесконечны».

Владимир Михайлович в книге «Путь без иллюзий» пишет:

«… даже в случае обретения духовного плода своей энергомедитативной практики, никоим образом не следует обольщаться на свой счёт и считать это окончательным достижением. Всем нам предстоит большой и долгий путь, сначала к обретению центра осознанности (имеется в виду полноценная осознанность, возможная только после раскрытия этого центра), а затем — к обретению и кольца осознанности, что и будет наивысшим духовным достижением. Говорить же о перспективах дальнейшего духовного развития, на нашем уровне не имеет никакого смысла. Ясно только одно — этот процесс не имеет пределов и ограничений, он будет продолжаться и далее. Духовное развитие — это самая сокровенная тайна этого мира, это процесс, уходящий в вечность и бесконечность.»

Очень интересно мнение Лу Куан Ю о тех учениках, которые считают себя достигшими просветления за короткий временной период занятий:

«Если люди в наше время могут так легко достигать пробуждения, то почему (сравним их с древними подвижниками), например, Чжан Цзин (выдающийся Учитель Чань (853 – 932), наследователь Дхармы после Шуи Фэна) сидел в медитации, пока не протер семь циновок, а Чао Чоу (знаменитый Учитель Чань, унаследовавший Дхарму после Нан Чуаня; умер в 894 на 120 г. жизни) 30 лет не позволял своему уму быть встревоженным хотя бы одной мыслью? Древние Учителя выглядели бы поистине глупыми и недостойными носить соломенные сандалии за теми, которые смогли достичь Просветления за столь короткие сроки. Эти люди просто дерзки в своем утверждении, что они достигли Боддхи за столь короткое время, хотя на самом деле все еще остаются невежественными. Разве это не ужасно?»

Далее он пишет:

«В настоящее время истинные практикующие Чань редки, и хотя есть много желающих практиковать его, их учителя делают только грубую оценку способностей учеников, переоценивают земные чувства и ставят печать на их «достижениях»; ученики из-за своей поверхностности ложно думают, что они достигли истинного успеха.»

Представляет большой интерес отношение к собственным достижениям чаньского монаха Сюй Юня. Жизнь и духовный путь этого выдающегося человека описаны в книге «Облако Пустоты. Жизнеописание и наставления великого чаньского учителя Сюй-юня».

«К моменту ухода в мир иной Сюй-юнь был справедливо признан самым выдающимся китайским буддистом традиции чань своего времени в «Срединном государстве». Он стал чем-то вроде живой легенды. Его образ и его жизнь в умах китайских буддистов вызывают такие же чувства благоговения и вдохновения, какие тибетские буддисты испытывают к Миларепе. В места, где он в последние десятилетия своей жизни во время медитационных затворов давал наставления и читал проповеди, устремлялись сотни учеников, иногда их число достигало тысяч. Такой энтузиазм не наблюдался в китайских монастырях со времен династии Мин, когда жил наставник Хань-шань (1546–1623). … На протяжении всей своей долгой подвижнической деятельности — и в благоприятных, и в неблагоприятных условиях — он оставался простым и скромным монахом. Встречавшиеся с ним люди, включая критично настроенных западных обозревателей, отмечали его абсолютное безразличие к своим достижениям. В то время, когда многие лишь разглагольствовали о дхарме, Сюй-юнь непреклонно делал свое дело, не затрагиваемый суматохой вокруг».


Продолжение следует...


Последние темы на форуме


Биография Ивана Ефремова.
22 июня 2021 г.


Какой иммунитет лучше?
20 июня 2021 г.


Отзывы и опыт Самата
20 июня 2021 г.


Юмор.
17 июня 2021 г.


История и общество от Кыпчака
17 июня 2021 г.